Поиск

Дальнейшую судьбу Андрея Гурулева будут решать на другом уровне

27 мая 2023

Накануне завершился прием заявок на конкурс на пост руководителя администрации Читы. О кандидатах на этот пост, новых федеральных законах поговорим сегодня с депутатом Госдумы Андреем Гурулевым.

 

Ведущая: «Накануне стало известно, что заместитель председателя правительства Забайкальского края Инна Щеглова подтвердила, что подала документы для участия в конкурсе на должность руководителя администрации Читы. Вы ее в этом решении поддержали?»

Андрей Гурулев, депутат Госдумы РФ: «Конечно. Не просто поддержал. По сути к этому все и шло, ведь та ситуация, которая сегодня в городе, она никого не радует. Понятно, что в городе нет хозяина. Ну, коль хозяина нет, должна быть видимо хозяйка. Инна Сергеевна прошла весь путь от рядового сотрудника до вице-премьера краевого правительства, прошла все ступени служебной лестницы. Прекрасно разбирается во всех запросах государственной службы, понимает, как формировать и принимать решения, умеет за них отвечать, не боится и умеет общаться с людьми. Наверное, сегодня это те краеугольные качества, которые позволят ей вполне достойно выполнить те обязанности на той должности, на которую назначают. Поэтому здесь ничего удивительного нет. Я про это говорил и до этого, сегодня это просто промежуточный итог того, о чем я говорил.

Ведущая: «Заявки на конкурс на пост руководителя администрации Читы всего подали 6 человек. Вот список. Говорят ли вам о чем-то эти фамилии? Что можете сказать о кандидатах?»

Андрей Гурулёв: «Честно говоря, не говорят. Я изначально агитировал за Инну Сергеевну, если хотите – лоббировал, как угодно назовите. Без разницы. Ведь дело не в том, кто будет, нужен конечный результат, который ощутят жители нашей краевой столицы».

Ведущая: «Если окончательный выбор падет не на ее кандидатуру?»

Андрей Гурулёв: «Значит так выберут депутаты городской думы. На сегодняшний день я бы первый вопрос задал главе нашего города, который сегодня у нас является председателем Городской думы, Ярилову. Коль так в городе плохо, почему тогда еще вы находитесь на своей должности? Вообще, та система управления, которая сегодня существует: когда есть глава города, который в принципе ни за что не отвечает, и есть сити-менеджер, который не глава города, а за все отвечает – она, мягко скажем, кривая, очень кривая. Здесь были предложения перейти к прямым выборам мэра. Мне, по сути, без разницы, как это будет выглядеть, но в городе должен быть хозяин. И когда депутаты Городской думы говорят о том, что люди выберут клоуна – это, мягко скажем, хамство, по той простой причине: а вас то кто депутатов выбрал?! Не люди? То есть вы тоже клоуны что ли? Поэтому, во-первых, надо за языком следить, что ты говоришь в эфире, а во-вторых, давайте определимся куда бежим дальше? То, что система управления, которая есть, она не работает – итог всем виден – это факт. Ее надо менять. Но перед этим сначала надо выбрать Инну Сергеевну Щеглову, чтобы она стала на пост сити-менеджера, и после этого уже проводить изменения. Нам надо четкое понимание, как город пойдет к нормальному состоянию. И когда мне говорят, что здесь ничего невозможно сделать - друзья мои, съездите в Улан-Удэ, в Благовещенск. Не надо про Москву рассказывать. И почувствуйте разницу - сделать можно, но, наверное, нужно, к этому идем».

Ведущая: «Несколько дней назад Госдума приняла закон, который обязывает россиян сдавать загранпаспорта в выдавшее документ ведомство. Это коснулось граждан, которым ограничен выезд из страны, а также призванных на военную или альтернативную службу. Как вы можете прокомментировать этот закон? Для чего это сделано?»

Андрей Гурулев: «Давайте так - защита Родины – это священная обязанность каждого гражданина Российской Федерации. Это же не я придумал. Это записано в Конституции Российской Федерации. Но коль ты Родину собрался защищать - будь добр все остальные документы сдай и защищай Родину. Вот я, как человек 35 лет прослуживший в армии, остальное время посвятивший государственной службе, в том числе и в нашем родном Забайкалье, я невыездной и как-то по этому вопросу вообще не заморачиваюсь. У меня и в армии была первая форма допуска, а сейчас у меня форма допуска без ограничений. За границу я могу выехать только в служебную командировку. Это нормальное явление. Когда мне говорят: «Ну как же жить без Тайланда?». Нормально. Я во Владивостоке, Сочи, в Карелии, с удовольствием в Геленджике, Крыму. По нынешним временам себе тяжело позволить много где-то отдыхать, не до этого. Но тем не менее у нас в стране столько мест отдыха, что вполне хватает. Есть деловые связи — это другая тема. Но коль сегодня ты сегодня идешь служить в армию, будь добр служить в армии, сдать документы. Отслужишь - получи обратно».

Ведущая: «Как думаете отнесутся люди к инициативе?»

Андрей Гурулёв: «Да нормально отнесутся, я вас уверяю. Большинство нормально отнесутся. Я сегодня был в нашем Забайкальском госуниверситете, мы больше часа беседовал со студентами. Я рассказывал про ход спецоперации, про то, что творится в крае, все процессы, которые происходят. И мне ребята задавали вопрос, в том числе про службу в армии. То есть ни у кого нет вопросов о том, что стоит или не стоит служить в армии. Все понимают, что это священный долг. Меня это откровенно в душе порадовало. Я думаю, здесь проблем вообще не возникнет».

Ведущая: «Расскажите, пожалуйста, о судостроительном заводе в Кокуе. Его хотели перепрофилировать под предприятие оборонно-промышленного комплекса. Что сейчас с заводом и какова его дальнейшая судьба?»

Андрей Гурулёв: «Завод в Кокуе до сих пор, к сожалению, в стадии банкротства. На его базе сейчас мы разместили подразделение пограничного отряда, который находится в Кокуе, пограничные катера. Там сейчас организовано мелкое производства. Стараемся сейчас, чтобы там запустили понтоны. Они умеет делать понтоны, но у них 1 стенд остался, второй, к сожалению, они распилили. Полтора комплекта – это грубо 340 метров понтонного моста, завод в состоянии выпускать. К сожалению, пока не удалось, но у меня 31 числа встреча с заместителя министра обороны, который отвечает за вооружение Криворучко. Мы этот вопрос в том числе поднимем, чтобы эти понтоны можно было выпускать. Мы в этом заинтересованы. Сегодня понтонные парки нам сильно необходимы, потому что форсирование Днепра рано или поздно неизбежно, к этому придется приступить. Поэтому давайте посмотрим, как это получится, сейчас тяжело загадывать, но тем не менее уже какие-то изменения в заводе есть - это хорошо».

Ведущая: «Андрей Викторович, кем в душе вы себя больше чувствуете – депутатом или генералом?»

Андрей Гурулёв: «Генерал - это звание, депутат - должность. Это разные вещи. Я в душе управленец, чего скрывать. У меня специальность такая, я закончил и училище, и две военных академии и российскую академию народного хозяйства, у меня 4 высших образования, чем я горжусь. По специальности именно «Управление». Я к этому предназначен. Кем я вижу себя - это решать не мне. Я уже нахожусь на том уровне, где меня не сильно спрашивают. Куда скажут, туда пойдешь. А сегодня я выполняю обязанности депутата, поэтому на сегодняшний день я себя чувствую депутатом и стараюсь добросовестно выполнить те обязанности, которые на меня возложили мои избиратели».

Ведущая: «Расскажите как обычно проходит ваш рабочий день».

Андрей Гурулев: «Возьмем вчерашний день – 8.30 прилет в Читу, в 10 вылет в Чару, в 12 приземление. Сразу поехали в администрацию, где собрали жителей села Чара. С ними порешали все вопросы, послушали все чаяния, записали все проблемы. Решаем. Причем я отдельного выпущу в своем телеграм-канале все те проблемы, которые существуют. После этого заехали быстро пообедали, поехали в Икабью. Там жители собрались, разные вопросы есть - есть хорошие, нелицеприятные, еще какие-то. Ну работа такая - на них отвечать. После этого мы вернулись в Новую Чару и там собрали жителей. В 20 часов вечера это закончилось. После этого, поужинали и хватит – вот рабочий день. Сегодня – утром мы приехали в администрацию, те люди, которые задавали вопросы, с исполняющим обязанности главы администрации поговорили. После этого сели на самолет из Чары прилетели в Читу. Приехали сразу в наш Забайкальский государственный университет, там проходила конференция «Выборы: прошлое, настоящее, будущее». Меня туда пригласили, выступил с приветственным словом, объяснил свою позицию по этому вопросу. После этого собрали в отдельном зале студентов. Я им рассказал о ходе СВО, о том, что творится в крае. И дальше ребята и девчата задавали вопросы, на которые я постарался довольно прямо и честно ответить, как есть на самом деле. После этого познакомились с ректором университета, проговорили основные вопросы. После этого приехали на Чайковского, 8, провели штук 6 встреч со всеми заинтересованными лицами, в том числе по тем обращениям, которые получили в Каларском районе, сейчас приехал к вам и еще встреч, я думаю, встреч пять сегодня пройдет. Самое главное не с кем встречался и куда ездил, самое главное результат. Понятно, что старик Хоттабыч из меня, наверное, не получится. И когда люди обращаются со своими чаяниями – к примеру, как сделать дорогу вдоль БАМа федеральную – мысль это хорошая, но на сегодня, когда идет СВО, наверно, крайне трудноосуществимая. Даже не в самой дороге, а в тех мостовых переходах через тот же Витим, которые, наверно, не очень дешево стоят. Сегодня основные мощности задействованы будут, скорее всего, в тех регионах, которые сегодня разрушены - новые наши российские регионы. Но есть же элементарный вопросы. Сейчас стал вопрос с аварийным жильем. Это то, что касается региона. К сожалению, сегодня в Каларском районе мне предельно понятно… что там нет комплексной программы какого-то развития. Не потому, что там плохо работает муниципальное образование. Это не так делается. Он оторванный район, вообще оторванный. Кроме самолета туда ничем не доедешь. Причем самолетом доехать туда тоже проблематично, потому что нет билетов. Мне говорят: «Как возить рожениц туда? Роддом закрыли». Они говорят: «Здесь лучше помощь оказывают». Да не вопрос, что лучше. Во-первых, самолет летает день через день, а если нелетная погода, то вообще не летает. А дальше вообще интересный момент - ребенок родился, у него еще нет свидетельства о рождении, его в самолет обратно не пускают. Как этому делу подойти? И этих моментов, о которых люди элементарно говорят - никто не касается. А по сути делается все элементарно просто - приезжает туда все правительство, отрабатывается по всем полностью направлениям, на месте составляется протокол, план также планируется что, где, когда? Что можно сегодня сделать, что в течение года, что в какие программы зайти, как это дело осуществить. И потом раз в квартал туда приезжают и подводят промежуточные итоги. И тогда пойдет развитие. Тогда жители Калара не буду спрашивать, почему вы оттуда из Читы приехали и про нас забыли. Это тоже есть. Это правда. Этого комплексного подхода, к сожалению, нет. … Но это там эта особо остро стоит из его изоляции. Просто транспортной коммуникации нету.

Ведущая: «От кого зависит сделать такой комплексный подход?»

Андрей Гурулёв: «В первую очередь от всего правительства, всех членов правительства. Там все элементарно просто. Там «Удоканская медь» - они готовы то, готовы это. Построили в Чаре стадион - вопросов нет. Давайте второй построим? Зачем в Чаре второй стадион? Давайте что-нибудь другое сделаем. Опять же давайте тут, давайте то – хотелки одномоментные. Нет понимания, что надо сделать, например, в течение 5 лет. Причем задача ставится не вот здесь, а вот тут на конце – что мы хотим видеть через 5 лет. И в обратную сторону это все это расписывается, потом смотрится, как зайти в федеральные программы, как и кто с кем взаимодействует, кто в Москве работает, какие деньги осваивается, что строить будут. Потому что там тяжело строить, туда что-то завезти – тоже проблема. Там не хватает жилья, причем там квартиры стоят в раз дороже, чем в Чите. Съем квартиры минимальный 80 тысяч рублей. Из-за того, что там предприятия идут, Удоканская медь. А если другой кто еще пойдет, там вообще будет коллапс. Но к чему-то же мы должны идти, и как-то приходить к тому, чтобы у нас этого коллапса не было. Там сильно проблематично, но сделать можно. Мне говорят как сделать? Раньше был, сейчас можно сделать? Наверно да, но для этого надо содержать. У нас судя потому, что хотя бы полгода можно возить туда грузы автомобильным транспортом. Тоже не дешевое удовольствие. Но сегодня железная дорога лимиты имеет, мы не можем все привезти, потому что транзит идет и каждый вагон выбить – целая проблема. Можем содержать? Можем. Надо разобраться, как это сделать. Опять это можно сделать тогда, когда это комплексно - что мы хотим вообще получить здесь через 5 лет».

Ведущая: «Еще личный вопрос при такой нагрузки занятости как вы отдыхаете вы отдыхаете?»

Андрей Гурулёв: «В лучшем случае отосплюсь или в баню схожу. Кто знает - в Чите я хожу, если мне время выпадает, я приду в нашу баню «самоваров» общественную. Я не люблю частные бани. И стараюсь побыть с семьей. На майские праздники не получилось, загруженность была. Но, может быть, летом постараюсь хотя бы на три дня в Карелию съездить. Здесь дело не в отдыхе. Сегодня, может быть, даже не хорошо. Как бы не было тяжело в стране, у нас никто отдых не отменял. Вопрос стоит буквально следующий - я по идее законы должен писать. К сожалению, приходится заниматься не просто жизненными проблемами, а глобальными. Это тоже, наверно, моя работа. Но я бы очень хотел, чтобы мы этим все вместе здесь в Забайкалье занимались, и не били по хвостам друг друга, в том числе на телевидении, физиономией в стол не тыкали. Этого очень хочется. Хочется, чтобы к нам это пришло».

Ведущая: «Завершающий вопрос - читаете ли вы комментарий под своими постами в социальных сетях?»

Андрей Гурулёв: «Редко, могу объяснить почему. Я итак их прочитать не успеваю. Но единственное, что я могу сказать - ни 1 комментарий без меня не выходит. Мне говорят: «За тебя пишут». Я видео пишу сам. Кто читает мой телеграмм канал «Андрей Гурулев / депутат Государственной Думы» https://t.me/agurulev. У меня есть помощник Андрей Левинцев, который со мной приехал из Забайкалья. У меня все помощники из Забайкалья, кто со мной в Москву приехал, я вообще своих не бросаю, если уж работаем, то работаем. Мы вдвоем в принципе и ведем. Да, нам иногда помогают, но крайне редко. Канал то просто ведется. А все комментарии не прочитаешь. Есть где-то злобные, еще что-то. Андрей выбирает, мне что-то пишет. Во всяком случае, там, где идут обращения, мы стараемся на них реагировать. Где-то хают, где-то ЦПСОшники лазят очень серьезно, за ними наблюдаю. Но и аудитория не маленькая у канала, новости разбираю, в том числе центральные и федеральные СМИ. Я считаю это нормальным. Коль уж стал публичным человеком, по нынешним временам федеральным политиком, наверно, так и должно быть. Я же выражаю свою точку зрения, не чью-то. Я не стесняюсь в выражениях, обосновывать стараюсь. Есть союзники, есть противники – нормальные явления, есть, кому это дело фиолетово. В основном, кто комментарии пишут, это люди неравнодушные. Конечно, стараемся читать, но полностью я откровенно не успеваю, но помощники читают».

Ведущая: «Больше негатива, позитива или просто просьб?»

Андрей Гурулёв: «Наверно, позитива. Здесь дело не в негативе и позитиве. Спасибо всем, кто нас читает и оставляет добрые отзывы. Больше всего негативные, но нормально негативные. Не просто «гад, сволочь» и так далее, но и такие тоже есть. У людей где-то проблемы, просьбы. Эти моменты стараемся учитывать в своей работе. Даже по СВО мы приняли больше 30 законов по поддержке семей военнослужащих, ветеранов и так далее. Еще тема не закончена. Сейчас начинаем разбираться – почему так, если погиб, то только через полгода деньги заплатят, какое-то вступление в наследство. Сейчас говорю, сделайте справку, в комитет приеду, сразу к председателю комитета зайдем, надо что-то делать. Стоит женщина в Икабье в возрасте, с палочкой. Говорит: «Меня отправьте, сын погиб, я сама стоять буду». Куда тебя отправлять? Пришлось успокоить. Ей должно все выплатить. Начинаю с военкомом разбираться, в том числе с краевым, по закону надо полгода ждать вступления в наследство. Какое наследство? О чем речь? Сейчас исправим. Это работа такая живая. Есть проблема - пошли. И то, что сами видим, и то, что еще накидывают в комментариях, плюс обращения и все остальное. Идем потихоньку. Все сделать невозможно, но основное постараемся продвинуть».